История акушерства

Искусство родовспоможения или акушерство имеет древние истоки. Еще со времен первобытнообщинного строя известны случаи помощи рожающей женщине. Пройдя сквозь века, умение помочь мучающейся в родах в наши дни практически дошло до совершенства. Задача моей курсовой работы заключается в том, чтобы проследить историю развития акушерства с древних времен до наших дней.

Следует сразу определить понятие акушерства. Акушерство (от франц. accoucher — рожать) — медицинская дисциплина, заключающая сведения о детородной функции женщины и трактующая о рациональной помощи во время нормального и патологического течения беременности, родов и послеродового периода; важным разделом акушерства являются профилактические мероприятия, направленные к предупреждению патологических процессов, могущих возникнуть на почве беременности.

ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ.

Можно предполагать, что в период матриархата посильная помощь роженице оказывалась женщиной, старшей в семье. Не исключено, что в то далекое время женщина рожала и без всякой помощи, сама переку­сывала пуповину, как это делают животные. Подтверждением этого могут послужить быт и нравы некоторых туземных племен Бразилии, где в недалеком прошлом женщины рожали именно так.

Дальнейшее совершенствование орудий труда привело к совершен­ствованию человека и человеческого общества. Приручение диких жи­вотных и переход к пастушеству привели к доминирующему положению в семье мужчины — матриархат сменился патриархатом. При постоянном общении с животными пастуху приходилось оказывать им хирургическую помощь в случаях травмы, врачевать раны, которые прирученные животные получали при нападении диких зверей. Пастуху приходилось оказывать помощь животным и в случаях тяжелых родов. Опыт, полученный первобытным пастухом по врачеванию живот­ных, с течением времени был перенесен им и на людей. Это обстоятель­ство и привело к возникновению врачевания в первобытном обществе. К этому времени, видимо, относится и приобретение первых знаний по анатомии (при убое животных).

М. Ю. Лахтин приводит следующую выдержку из книги Р. Фелькина (R. Felkin), опубликованной в Марбурге в 1885 г., с описанием операции кесарева сечения, наблюдавшейся путешественником в негритянской семье Центральной Африки (следует повториться, что некоторые племена и до сих пор живут по законам первобытнообщинного строя): «20-ти летняя женщина, первороженица, со­вершенно нагая, лежала на несколько наклоненной доске, изголовье которой упиралось в стену хижины. Под влиянием бананного вина она находилась в полусонном состоянии. К своему ложу она была привязана тремя повязками. Оператор с ножом в руках стоял с левой стороны, один из его помощников держал ноги в коленах, другой фиксировал нижнюю часть живота. Вымыв свои руки и нижнюю часть живота оперируемой сначала бананным вином, а затем водою, оператор, издав громкий крик, который подхватила собравшаяся вокруг хижины толпа, провел по сред­ней линии живота разрез от лобкового сочленения почти до самого пупка. Этим разрезом он рассек как брюшные стенки, так и самую матку; один ассистент прижег с большим искусством раскаленным железом кровото­чащие места, другой раздвинул края раны, чтобы дать хирургу возмож­ность извлечь из полости матки ребенка. Удалив через разрез отделив­шуюся тем временем плаценту и образовавшиеся свертки крови, оператор при содействии своих помощников подвинул больную к краю операцион­ного стола и повернул ее на бок таким образом, чтобы из брюшной полости могла вытечь вся жидкость. Только после всего этого были соединены края брюшных покровов при помощи семи тонких хорошо отполированных гвоздиков. Последние были обмотаны крепкими нитями. На рану была наложена паста, которая была приготовлена тщательным разжевыванием двух каких-то корешков и выплевываний получившейся пульпы в гор­шок; поверх пасты был наложен нагретый банановый лист и все это укреп­лено при помощи своего рода бандажа»

Поскольку уклад жизни негров Центральной Африки времени, опи­санного Фелькиным, весьма близко подходил к укладу периода патри­архата, можно считать, что при первобытном существовании человека могли применяться рациональные хирургические и акушерские пособия,

Если в период расцвета патриархата акушерская помощь и не была такой, как это описано у Фелькина, несомненным остается то положение, что врачевание в этом периоде достигло значительного развития по срав­нению с периодом матриархата.

РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЙ СТРОЙ.

Известными в настоящее время памятниками медицинской литературы той эпохи являются различные египетские папирусы, в том числе-«гинекологический папирус» из Кахуна (XXX век до н. э.), китайские иероглифические рукописи (XXVII век до н. э), вавилонские клинопис­ные записи (XXII век до н. э.)) индийская книга «Аюрведа» («Знание жизни») в нескольких редакциях (IX—III век до н. э.).

На фоне общего развития человеческого общества в связи с разви­тием наук и, в частности, общей медицины получает дальнейшее развитие и акушерство. Впервые возникают вопросы о причине трудных родов и появляются рациональные приемы для родоразрешения. У разных на­родов древнего мира познания в акушерстве были различные, отсюда раз­личен и характер помощи. Так, у египтян, евреев и китайцев акушерская помощь находилась всецело в руках женщин (повитух). С древних вре­мен у китайцев надолго сохранялась традиция проводить роды в сидячем положении. У древних египтян существовало особое сословие женщин, оказывавших пособие роженицам. Каковы были их знания, можно судить по тому, как они диагностировали беременность. Чтобы узнать, беременна ли женщина, ей давали напиток, приготовленный из особой травы (буду-ду-ка), и молока женщины, родившей мальчика. Если этот напиток вызы­вал рвоту, значит женщина беременна, в противном случае беременность отсутствовала.

Довольно своеобразным методом определялся и пол будущего ребенка. Для этого брали зерна ячменя и пшеницы, смачивали их мочой беремен­ной женщины и следили за прорастанием семян. Если первой прорастала пшеница, то предсказывали, что будет девочка, если ячмень — мальчик. Если родившийся ребенок был очень криклив (причины не доискива­лись), то для успокоения ему давали смесь из семян мака и мышиного помета.

Египетским врачам были известны некоторые женские болезни: не­правильные менструации, опущение стенок влагалища, выпадение матки. Какое лечение применяли египетские врачи при этих болезнях, неиз­вестно.

В Китае при оказании помощи роженице повитухи часто пользовались амулетами, особыми манипуляциями и пр., но некоторые повитухи при­меняли и какие-то акушерские инструменты, точные сведения о которых до нас не дошли.

Акушерские познания у древних евреев мало чем отличались от позна­ний египтян и китайцев. Известно, что для определения беременности они заставляли женщину ходить по мягкой почве: если оставался глубокий след, значит беременность существовала. Также у них были некоторые представления о послеродовых выделениях из матки: они различали белые и красные лохии (выделения), а нормальное и патологическое течение послеро­дового периода определяли по дням выделения лохий и по их виду.

В древней Индии особого сословия повитух не было, помощь роженице оказывала каждая опытная в этом деле женщина; в тяжелых случаях родов акушерка обращалась за помощью к врачу-мужчине. В силу ли этого или по каким другим причинам, но акушер­ские познания у врачей Индии были значительно большими, чем у егип­тян, китайцев и евреев. Судя по дошедшим до нас литературным источникам, врачи Индии первые в истории положили начало изучению аку­шерства и первые предложили рациональные приемы помощи при родах. Так, Сушрута впервые упоминает о неправильных положениях плода, при которых он рекомендует производить поворот на ножку и на головку. Он же впервые предлагает производить извлечение плода, а в необхо­димых случаях и плодоразрушающую операцию.

ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ.

Греческие врачи практиковали по всем специальностям. Акушер­ская помощь ими оказывалась только в случаях тяжелых родов. Им были известны некоторые хирургические методы родоразрешения, в частности, они знали о кесаревом сечении, которое на живых в то время не производилось. Об этой операции на мертвой женщине с целью извле­чения живого ребенка повествует и древнегреческий миф о рождении самого бога медицины Асклепия, который был извлечен из трупа матери отцом своим Аполлоном.

Оказанием помощи в родах в Древней Греции занимались исключи­тельно женщины, которых греки называли «перерезывателями пуповины» («omphalotomoi»). Если роды бывали трудные и акушерка (повитуха) видела, что самостоятельно по­мощь оказать не может, она об­ращалась как это было и в Индии к врачу-мужчине. Де­ятельность греческих акушерок была довольно разнообразной: они не только оказывали помощь при родах и в послеродовом периоде, по занимались и пре­рыванием беременности. В Древ­ней Греции прерывание беремен­ности в ранних сроках не пре­следовалось. Эту операцию до­пускал знаменитый древнегрече­ский философ и естествоиспыта­тель Аристотель, считая, что в ранний период развития бе­ременности плод не имеет еще сознания. Какими средствами производился аборт — неизвест­но. Если по каким-то причинам роды должны были. быть неглас­ными, акушерки производили родоразрешение у себя па дому (естественно это стоило очень дорого). Как долго после родов остава­лась родильница у акушерки, тоже неизвестно. В родоразрешении на дому у акушерки мож­но видеть прообраз будущего родильного приюта. Акушерки того времени обладали уже значительными знаниями. Так, для опреде­ления беременности они основывались на ряде объективных признаков: отсутствие месячных, отсутствие аппетита, слюнотечение, тошнота, рвота, по­явление желтых пятен на лице. Наряду с этим они прибегали и к таким неле­пым средствам: перед глазами женщины растирали красный камень, если пыль попадала в глаза, женщина считалась беременной, в противном случае — беременность отрицалась. Пол плода пытались определить по наклонению сосков беременной; наклонение их вниз указывало на бере­менность девочкой, подъем кверху — мальчиком. Практические приемы акушерок не всегда были рациональными. Об этом можно судить хотя бы по такому приему, применяемому акушерками в случаях задержки последа: родившегося ребенка не отделяли от матери, женщину сажали на кресло с отверстием в сидении, под отверстием клали мех, наполнен­ный водой, на мех — младенца, после чего мех прокалывался, вода мед­ленно вытекала, мех спадался, а вместе с ним опускался и плод, натя­гивая пуповину.

У римлян наряду с отдельными выдающимися исследователями (Гален, Соран, Архиген и др.) про должали существовать и религиозные культы с поклонением богам, заимствованным у древних греков, Так, греческий бог-врачеватель Асклепий перено­сится в Рим под именем Эскулапа — бога медици­ны; появляется богиня лихорадки, богиня менструации Флюония, богиня матки — Утерина и богини деторождения — Диана, Кибела, Юнона и Мена.

Больше того, специализация «Божественной» акушерской помощи. у римлян достигла особенного развития. Так, каждое положение плода в матке имело свою богиню: рождением плода вперед головкой ведала Проза, а родами при ножном и ягодичном предлежаниях, а также при поперечных положениях — Постверта. Дети, родившиеся вперед нож­ками, получали имя Агриппы. Во всех случаях родов акушерка должна была совершать различные приношения соответствующей богине.

Из врачей Древнего Рима в истории медицины сохранились особен­но известные имена: римлянин Цельс и греки Филумен, Соран и Гален. Оказанием помощи в родах в Риме, как и в Греции, занимались преимущественно женщины — акушерки (повитухи). Врач приглашался только в случаях патологических родов, когда акушерка видела, что сама она справиться не может. Среди женщин-акушерок были и выдающиеся, оставившие в истории след о своей деятельности. К таким относилась Аспазия (II век н. э.), носившая звание врача. Свои теоретические и прак­тические познания она изложила в книге, дошедшей до вашего времени. В ней Аспазия осветила ряд вопросов, в частности о гигиене беремен­ности, об уходе за больной при естественном и искусственном выкидыше, об исправлении смещенной матки, о расширении вен наружных половых органов. Изложены показания и методы обследования матки путем паль­пации и впервые путем применения влагалищного зеркала. В книге имеются све­дения о кондиломах, а также о грыжах. Аспазия владела хирургическим методами лечения некоторых женских болезней. Она оперативно уда­ляла гипертрофированные малые губы и клитор, удаляла полипы цервикального канала матки и пр.

СРЕДНИЕ ВЕКА – ФЕОДАЛИЗМ.

Медицина и, в частности, акушерство и гинекология в этот период довольно слабо развивались, как и вся медицинская наука и естествознание в Европе, так как наука была под сильным влиянием церкви и средневековой религии.

Гиппократовская медицина и достижения александрийской школы были забыты. Новые философские школы не совершенствовали науку, а  вели бесплодную, ожесточенную борьбу против всякой прогрессивной мысли и научного эксперимента.

Религия насаждала совершенно фантастические идеи вроде догмата «о непорочном зачатии», церковные фанатики в средние века внушали мысль о том, что дети могут рождаться от дьявола и т. д. Всякие критические высказывания по поводу подобных диких взглядов со стороны ученых и врачей вызывали их преследование, изгнание из родной страны и пытки инквизиции. Вполне понятно, что подобное поло­жение гибельно сказывалось на развитии акушерской науки и гине­кологии.

И все же медицина продолжала развиваться. Так, в Византии в IX веке впервые была основана высшая школа, в которой изучались науч­ные дисциплины и медицина. История сохранила нам имена византийских врачей Орибазия, Павла (из Эгины) и др., которые продолжали развивать наследие своих предшественников.

В средние века стали часто практиковаться плодоразрушающие операции и видимо не всегда были обоснованы. Поэтому подобная практика акушеров вызывала на­рекания со стороны духовенства, возражавшего против многочисленных случаев умерщвления детей для спасения жизни матери (увы, эти хирургические операции достаточно часто приводили к гибели и плода и матери).

Центрами высшего образования, в том числе и медицинского, были университеты, начавшие возникать с XI века. Первые высшие школы типа университета в Европе представляли корпорации учащих и учащихся аналогичные ремесленным цехам, характерным для средневековья. Уча­щихся в университетах было очень немного. Основой всех наук являлось богословие. Господствующей формой идеологии в то время была религия пронизывавшая все преподавание, которое исходило из того положения что все возможные знания уже преподаны в «священном писании».

В университетах допускалось изучение и отдельных античных писате­лей, причем задачи ученых сводились не к критике и совершенствованию учения древних, а к подтверждению их учения как признанных автори­тетов. В области медицины таким официально признанным авторитетом был Гален.

Однако, хотя в раннем и среднем периодах феодализма (с V по X век и с XI по XV век) религия и схоластика являлись тормозом в развитии науки, среди врачей находились такие, которые не только учились по книгам язычников Гиппократа, Галена, Сорана, Цельса, Павла и др. стоявших на стихийно материалистическом понимании сущности патоло­гических процессов, но и продолжали изучение природы и ее явлений. При этом акушерство продолжало оставаться на очень низкой ступени развития. Занятие акушерством в средние века считалось низким и не­приличным для врачей-мужчин. Родоразрешение продолжало оставаться в руках бабок-повитух. Только в самых тяжелых случаях патологических родов, когда роженице и плоду угрожала смерть, «бабки» призывали на помощь-хирурга, который чаще всего применял плодоразрушающую операцию. К тому же хирурга приглашали не к каждой роженице, а преимуществен­но к роженице состоятельного класса. Остальные, несостоятельные ро­женицы, удовлетворялись помощью «бабки» и вместо действительной акушерской помощи получали от них наговоренную воду, амулет или то или иное невежественное пособие. Не приходится удивляться, что при такой помощи, при несоблюдении элементарных требований гигиены смертность в родах и в послеродовом периоде была очень высокой. Бере­менные женщины жили под постоянным страхом смерти. Исправление неправильного положения плода путем поворота, это великое достиже­ние древности, было забыто или не использовалось большинством врачей.

В практическом акушерстве из плодоразрушающих операций приме­нялись перфорация головки, декапитация и эмбриотомия. Однако эти операции можно было производить только на мертвом плоде. По законам средневековой христианской церкви следовало, что смерть роженицы происходит по воле бога: уничтожение внутриутробного плода, обладаю­щего «божественной душой», рассматривалось как обычное убийство. В итоге церковь сильно препятствовала развитию акушерства, что приводило в конечном счете к высокой смертности в родах. Возник парадокс – католическая церковь проповедовала принцип «Живите и размножайтесь», но при этом сама препятствовала своей же проповеди.

ПЕРИОД КАПИТАЛИЗМА.

В то время как католическая церковь феодального периода была ве­личайшим тормозом на пути прогресса, буржуазия периода зарождения капитализма была особенно заинтересована в развитии наук, в частности естествознания. Она видела в науке, во-первых, теоретическую основу для роста производительных сил (промышленности, техники) и, во-вто­рых, идейное оружие для борьбы против господствовавшей феодально-религиозной идеологии.

Новое направление в медицине появилось в трудах Парацельса, Везалия и др. Новаторы прогрессивного течения стремились развивать медицинскую науку на основе опыта и наблюдения. Так, один из круп­нейших врачей-реформаторов эпохи Возрождения Парацельс (1493—1541) отверг учение древних о четырех соках человеческого тела, считая, что процессы, происходящие в организме, являются процессами химическими. Великий анатом А. Везалий (1514—1564) исправил ошибку Галена в отношении сообщений между левым и правым отделами сердца и впервые правильно описал строение матки женщины. Другой знаменитый анатом итальянец Габриель Фаллопий (1532— 1562) подробно описал яйцепроводы, получившие его имя (фаллопиевы трубы).

В этот период стала бурно развиваться анатомия. Это привело к большому числу открытий также в области гинекологии. Следует перечислить ученых, которые внесли значительный вклад в развитие гинекологии и акушерства.

Евстахий (1510-1574), римский профессор анатомии  очень точно описал строение женских половых органов, основываясь на массовом вскрытии трупов в госпиталях.

Аранций (1530 -1589), ученик Визалия, вскрывая трупы беременных женщин, он описал развитие человеческого плода, его связь с матерью. Одну из основных причин трудных родов он видел  в патологии женского таза.

Боталло (1530-1600) описал кровоснабжение плода.

Амбруаз Паре (1517-1590) – знаменитый французский хирург и акушер, восстановил и усовершенствовал забытый способ поворота плода на ножку. Он рекомендовал использовать быстрое освобождение содержимого матки для остановки маточного кровотечения. Им впервые был изобретен молокоотсос.

Траутману принадлежит достоверно успешное производство кесарева сечения на живой роженице.

В ХVI веке появились первые атласы-пособия для акушерок.

Бурно развивающиеся наука и медицина  этого периода позволяли проводить достаточно сложные полостные и гинекологические операции. Были предложены оригинальные методы удаления абсцессов из полости малого таза, пластика женских половых органов. Под это влияние попало также и акушерство. Впервые Чемберленом (Шамберленом), а позже – Л.Гейстером было предложено использование акушерских щипцов при сложных родах. Разрабатывались новые диагностические методы, позволявшие определить правильность, срок течения родов, а также состояние плода. Изучались такие анатомические понятия, как размеры таза, что позволяло в последующем более или менее точно предсказать течение родов, и соответственно быть готовым ко всем неприятностям. Изобретение Левенгуком микроскопа позволило более детально изучить строение женских половых органов, на основе которых стали складываться начальные представления о функции различных отделов репродуктивного тракта. Стали усовершенствоваться операции аборта, хотя  церковь сильно мешала этому.

В XIX столетии вводится в систему обучение акушерско-повиваль­ному делу в специальных школах. Однако наряду с этим сохраняются представления о характере патологических процессов, воз­никающих в женских половых органах, а также о их физиологических направлениях. Область физиологии и патологии женских половых органов настолько расширилась, что она выделилась в отдельную медицинскую дисциплину — гинекологию. В соответствии с этим появляется новая специальность — врачей-гинекологов. К ним переходит также хирурги­ческое лечение женских болезней; возникает оперативная гинекология. Открываются гинекологические клиники, а в больницах — гинекологи­ческие отделения.